Таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания

Проверялись многие гипотезы нерасхождения хромосом се­зонность, расово-этническая принадлежность, возраст матери и отца, задержанное оплодотворение, порядок рождения, семейное накопление, лекарственное лечение матерей, вредные привычки, негормональная и гормональная контрацепция, ви­русные болезни у женщин. В большинстве случаев эти гипотезы не подтвердились, но генетическая предрасположенность к болез­ни не исключается. Хотя в большинстве случаев нерасхождение хромосом у человека спорадическое, можно предполагать, что оно в определенной степени генетически детерминировано. Об этом свидетельствуют следующие факты: потомство с трисомией появляется у одних и таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания же женщин повторно с частотой не менее 1%; родственники пробанда с трисомией 21 или другими анеупло-идиями имеют несколько повышенный риск рождения ребен­ка с анеуплоидией; кровное родство родителей может повышать риск таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания у потомства; частота зачатий с двойной анеуплоидией может быть выше, чем предсказывается, в соответствии с частотой отдельных анеуплоидий. К биологическим факторам повышения риска нерасхождения хро­мосом относится возраст матери, хотя механизмы этого явления неяс­ны. Риск рождения ребенка с хромосомной болезнью, обусловленной анеуплоидией, с возрастом матери постепенно повышается, но особенно резко после 35 лет. У женщин старше 45 лет каждая 5-я беременность завершается рождением ребенка с хромосомной болезнью. Наиболее четко возра­стная зависимость проявляется для трисомии 21 болезнь Дауна. Для анеуплоидий по половым хромосомам возраст родителей либо совсем не имеет значения, либо его роль очень незначительна. С возрастом повышается также частота спонтанных абортов, которая к 45 годам увеличивается в 3 раза и более. Такое положение можно объяснить тем, что спонтанные аборты во многом обусловлены до 40-45% хромосомными аномалиями, частота которых имеет возрастную зависимость. Болезни с наследственной предрасположенностью мультифакториальные Таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания с наследственной предрасположенностью, в отличие от генных болезней, обусловлены как наследственными, так и, в значительной степе­ни, факторами внешней среды. Эта группа болезней в настоящее время со­ставляет 92% от общего числа наслед­ственных патологий человека. С воз­растом частота заболеваний возраста­ет. В детском возрасте процент боль­ных составляет не менее 10%, а в по­жилом — 25-30 %. К наиболее часто встречающимся мультифакториальным болезням от­носятся: ревматизм, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая и язвенная болезни, цирроз печени, сахарный диабет, бронхиальная аст­ма, псориаз, шизофрения и др. Болезни с наследственным предрас­положением связаны с действием мно­гих генов, поэтому их называют также мультифакториальными. Являясь многофакторными система­ми, они сложны для генетического ана­лиза. Лишь в последнее время успехи в изучении генома человека и картирова­нии таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания генов открывают возможности выявления генетической предрасполо­женности и основных причин развития мультифакториальных заболеваний. Наследственная предрасположен­ность может иметь моно- или полигенную природу. В первом случае она обусловлена мутацией одного гена, для проявления которой необходим определенный внешний фактор, а во втором случае — сочетанием аллелей нескольких генов и комплексом фак­торов внешней среды. Клиническая картина и тяжесть тече­ния мультифакториальных болезней че­ловека в зависимости от пола и возраста очень различны. Вместе с тем, при всем их разнообразии, выделяют следующие общие особенности: 1. Высокая частота заболеваний в популяции. Так, шизофренией болеют около 1% населения, сахарным диабе­том — 5%, аллергическими заболева­ниями — более 10%, гипертонией — около 30%. Клинический полиморфизм забо­леваний варьирует от скрытых субклинических форм до ярко выражен­ных проявлений. Особенности наследования забо­леваний не соответствуют менделевским закономерностям. Степень проявления болезни зави­сит от пола и возраста больного интен­сивности работы его эндокринной сис­темы, неблагоприятных факторов внешней и внутренней среды, напри­мер, нерационального питания и др. Генетический таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания при мульти­факториальных заболеваниях зависит от следующих факторов: чем ниже частота болезни в попу­ляции, тем выше риск для родственни­ков пробанда; чем сильнее степень выраженнос­ти болезни у пробанда, тем больше риск развития болезни у его родственников; риск для родственников пробанда зависит от степени родства с поражен­ным членом семьи; риск для родственников будет вы­ше, если пробанд относится к менее по­ражаемому полу; Для оценки риска при мультифакториальной патологии собирают эмпири­ческие данные о популяционной и се­мейственной частоте каждого заболева­ния или порока развития. Полигенная природа болезней таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания на­следственной предрасположенностью подтверждается с помощью генеалоги­ческого, близнецового и популяционно-статистического методов. Достаточно объективен и чувствителен близнецо­вый метод. При его использовании про­водят сравнение конкордантности моно- и дизиготных близнецов или срав­нение конкордантности выросших вме­сте или порознь монозиготных близне­цов. Было показано, что конкордантность монозиготных близнецов выше, чем дизиготных по ряду болезней сер­дечно-сосудистой системы гиперто­нии, инфаркту миокарда, инсульту, рев­матизму. Это указывает на генетичес­кую предрасположенность к указанным заболеваниям. Изучение природы зло­качественных новообразований у моно­зиготных близнецов показало невысо­кую таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания 11 %но вместе с таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания, она в 3-4 раза превышает таковую для дизиготных близнецов. Очевидно, что значение внешних факторов осо­бенно канцерогенных для возникнове­ния рака намного больше наследствен­ных. С помощью близнецового метода по­казана наследственная предрасполо­женность к некоторым инфекционным заболеваниям туберкулез, полиомие­лит и многим распространенным бо­лезням ишемическая болезнь сердца, ревматизм, сахарный диабет, язвенная болезнь, шизофрения и др. Распространение мультифакториальных болезней в разных популяциях че­ловека может значительно варьировать, что связано с различием генетических и средовых факторов. В результате гене­тических процессов, происходящих в человеческих популяциях отбор, мута­ции, миграции, дрейф геновчастота ге­нов, определяющих наследственную предрасположенность, может возрас­тать или уменьшаться вплоть до полной их элиминации. Успехи программы «Геном человека», выделение и расшифровка молекуляр­ной организации генов, изучение при­чин их таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания несомненно будут способствовать разработке профилак­тических мероприятий и выявлению групп людей, склонных к мультифакториальным заболеваниям. На их лечение расходу­ются огромные материальные средства. В связи с этим диагностика, профилак­тика и лечение наследственных и врож­денных заболеваний у детей приобрета­ет большое значение. Наиболее эффективным методом профилактики наследственной патоло­гии таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания медико-генетическое кон­сультирование, главная цель которого состоит в определении прогноза рожде­ния больных детей в семье, а также — консультирование по вопросам даль­нейшего планирования семьи. Первая медико-генетическая кон­сультация была организована в конце 20-х гг. Давиденковым при институте нервно-психиатрической профилак­тики. Первый кабинет по медико-генетиче­скому консультированию был организо­ван в 1941 г. Нилом в Мичиганском университете США. В России в 1932г. Левита был со­здан медико-генетический институт. Интенсивное развитие медико-гене­тической помощи в нашей и других странах началось в 60-70 гг. По данным 1995 г. Основная цельмедико-генетического консультирования — предупреждение рождения больного ребенка. Главными задачамимедико-генетического консультирования являются: Установление точного диагноза на­следственной патологии. Пренатальная дородовая диагно­стика врожденных и наследственных заболеваний различными методами ультразвуковыми, цитогенетическими, биохимическими, молекулярно-генетическими. Определение типа наследования заболевания. Оценка величины риска рождения больного ребенка и оказание помощи в принятии решения. Пропаганда медико-генетических знаний среди врачей и населения. Поводомдля медико-генетического консультирования могут быть: Рождение ребенка с врожденными таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания развития, умственной и фи­зической отсталостью, слепотой и глу­хотой, судорогами и др. Спонтанные аборты, выкидыши, мертворождения. Работа супругов на вредном пред­приятии. Несовместимость супружеских пар по резус-фактору крови. Возраст женщины старше 35 лет, а мужчины — 40 лет. Медико-генетическая консультация включает 4 этапа: диагноз; прогноз; за­ключение; совет. Работа начинается с уточнения таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания заболевания. Точный диагноз — необходимое условие для любой кон­сультации. В некоторых случаях диа­гноз наследственной патологии мо­жет быть установлен врачом еще пе­ред направлением в консультацию. Это относится к хорошо изученным и довольно часто встречаемым наслед­ственным болезням, например, болез­ни Дауна, сахарному диабету, гемофи­лии, таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания дистрофии и др. Чаще же диагноз неясен. В медико-генетических консульта­циях диагноз уточняется благодаря использованию современных генети­ческих, биохимических, иммуногенетических и других методов. Одним из основных методов явля­ется генеалогический метод, т. В первую очередь это относит­ся к тому из супругов, в родословной которого имелась наследственная па­тология. Тщательный сбор родослов­ной дает определенную информацию для постановки диагноза болезни. В более сложных случаях, напри­мер, при рождении ребенка с множе­ственными пороками развития, пра­вильный диагноз может быть постав­лен лишь при использовании специ­альных методов исследования. В про­цессе диагностики нередко возникает необходимость обследования не толь­ко пациента, но и других членов се­мьи. После установления диагноза опре­деляется прогноз для потомства, т. Основой для реше­ния этой задачи являются теоретичес­кие расчеты с использованием мето­дов генетического анализа и вариаци­онной статистики или таблиц эмпирического риска. Это входит в функ­ции врача-генетика. Передача наследственных заболева­ний возможна несколькими путями в зависимости от особенностей переда­чи наследственной патологии. Напри­мер, если у ребенка имеется заболева­ние, как у одного из родителей, это указывает на доминантный тип насле­дования. В таком случае при полной пенетрантности гена больные таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания семьи передадут заболевание полови­не своих детей. Наследственная патология у ребенка здоровых родителей указывает на ре­цессивный тип наследования. Риск рождения больного ребенка у родите­лей с рецессивным заболеванием со­ставляет 25%. По данным 1976 г. Наследственная патология может быть сцеплена с полом Х-сцепленный тип наследования. В этих условиях риск заболевания у мальчиков и носительства у девочек составляет 50%. Та­ких заболеваний в настоящее время из­вестно около 150. В случае мультифакториальных бо­лезней генетическое консультирова­ние является достаточно точным. Эти болезни обусловлены взаимодействи­ем многих генов с факторами внешней среды. Число патологических генов их относительный вклад в заболева­ние в большинстве случаев неизвест­ны. Для расчета генетического риска используются специально разработан­ные таблицы эмпирического риска при мультифакториальных заболева­ниях. Генетический риск до 5% считается низким и не является противопоказани­ем к повторному рождению ребенка в семье. Риск от 6 до 20% принято считать средним, и в этом случае для дальней­шего планирования семьи рекомендует­ся всестороннее обследование. Генети­ческий риск свыше 20% принято отно­сить к высокому риску. Дальнейшее де­торождение в данной семье не рекомен­дуется. При хромосомных болезнях вероят­ность повторного рождения больного ребенка крайне низка и не превышает 1% при отсутствии других факторов риска. Для транслокационной формы болез­ни Дауна при вычислении риска важно определить, кто из родителей несет сба­лансированную транслокацию. При транслокации таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания хромосо­мы на ее гомолог, риск рождения боль­ного ребенка составляет 100%, незави­симо от того, кто из родителей является носителем транслокации. Для определения риска повторного рождения ребенка с патологией важно установить гетерозиготных носителей мутантного гена. Особое значение это имеет при аутосомно-рецессивном типе наследования, при наследовании, сцеп­ленном с полом, и близкородственных браках. В ряде случаев гетерозиготное носительство устанавливается при анализе родословной, а также путем клиничес­ких и биохимических анализов. Так, ес­ли у отца имеется рецессивное заболе­вание, сцепленное с Х-хромосомой на­пример, гемофилиято с вероятностью 100% его дочь будет гетерозиготна таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания данному гену. Наряду с этим, снижение антигемофильного глобулина в сыво­ротке крови у дочерей отца-гемофилика может служить вполне убедительным доказательством гетерозиготного носительства гена гемофилии. В настоящее время некоторые на­следственные заболевания устанавли­ваются с помощью ДНК-диагностики. Гетерозиготным носителям дефект­ных генов следует избегать близкород­ственных браков, заметно увеличиваю­щих риск рождения детей с наследст­венной патологией. Заключение медико-генетического консультирования и советы родителям два последних этапа могут быть объе­динены. В результате проведенных ге­нетических исследований врач-генетик дает заключение об имеющейся болез­ни, знакомит с вероятностью таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания болезни в будущем, дает соответ­ствующие рекомендации. При этом учи­тывается не только величина риска по­явления больного ребенка, но и тяжесть наследственного или врожденного забо­левания, возможности пренатальной диагностики и эффективности лечения. Вместе с тем, все решения по дальней­шему планированию семьи принимают­ся только супругами. Методы пренатальной диагностики наследственных заболеваний Эффективность медико-генетическо­го консультирования значительно воз­растает благодаря использованию со­временных методов пренатальной до­родовой диагностики. Она позволяет задолго до рождения ребенка опреде­лить заболевание и, если необходимо, прервать беременность. Такая ситуация возникает в случае наследственных за­болеваний, лечение которых в настоя­щее время не дает нужных результатов. Основными показателями таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания проведе­нию дородовой диагностики являются: Наличие в семье точно установ­ленного наследственного заболевания. Таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания в семье заболевания, сцепленного с полом. Возраст будущей матери от 35 лет, а отца — от 40 лет. Гетерозиготность обоих родителей по одной паре аллелей при аутосомно-рецессивном заболевании. Наличие структурных перестроек хромосом особенно транслокаций инверсий у одного из родителей. Наличие в анамнезе беременной, длительной работы на вредных для здо­ровья производствах, проживание в зо­нах с повышенным таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания фо­ном и др. К основным методам пренатальной диагностики относятся: Определение альфа-фетопротеина. Ультразвуковое исследование пло­да УЗИ. Биопсия хориона и плаценты. Амниоцентез прокол плодного пу­зыря для получения околоплодной жидкости. Кордоцентез взятие крови из таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания. Фетоскопия введение зонда и ос­мотр плода. Определение альфа-фетопротеина Таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания в крови и амниотической жид­кости беременной получило большое распространение. АФП — это белок, вы­рабатываемый клетками печени плода. Оптимальным сроком для его определе­ния в сыворотке крови матери является 15-16-я неделя беременности. Установ­лено, что концентрация АФП в крови беременной может существенно повы­шаться при некоторых аномалиях таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания, например, спиномозговой грыже, врожденном нефрозе, дефектах нервной трубки и брюшной стенки. В случае уточнения диагноза аномалии нервной трубки проводится детальное ультра­звуковое обследование плода и содер­жание белка в амниотической жидкос­ти. Следует отметить, что концентрация АФП в крови беременных может быть повышена и при других заболеваниях матери: опухоль печени, хронический гепатит, цирроз и др. В крови женщин, вынашивающих плод с хромосомными аномалиями синдром Дауна, Эдвардса и др. Если концентрация АФП мала, назначается цитогенетический анализ клеток плода. Ультразвуковое исследование УЗИ Метод используется главным обра­зом для выявления врожденных поро­ков развития и основан на способности ультразвуковой волны отражаться от поверхности двух сред с таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания плотностью. Это позволяет получить изображение на экране монитора. Оптимальные сроки проведения УЗИ — 17-23 недели беременности. Од­нако при определенных показаниях ре­дукция конечностей, задержка роста эм­бриона или плода УЗИ проводят в бо­лее ранние сроки. С помощью ультразвукового иссле­дования можно исследовать строение плода его головки, туловища, конечно­стей, половых органоввыявить пора­жение головного мозга, пороки разви­тия костей скелета и внутренних орга­нов, задержку роста эмбриона или пло­да и др. Накопленные данные показыва­ют, что УЗИ не приносит вреда развива­ющемуся плоду. В некоторых странах эту процедуру проводят всем беремен­ным, что позволяет предупредить рож­дение детей с пороками развития. Пере­чень врожденных дефектов развития, диагностируемых с помощью УЗИ, до­статочно широк Биопсия хориона и плаценты К числу перспективных методов пренатальной диагностики относится биопсия плода и плаценты. Она прово­дится на более ранних, чем УЗИ, сро­ках беременности 7-9 недель. Вор­синки хориона берут особым шприцом с помощью гибкого катетера через шейку матки. Затем их подвергают лабораторной диагностике с помощью цитологических, биохими­ческих, молекулярно-генетических ме­тодов. В случае выявления наследст­венных заболеваний у плода беремен­ность прерывают. Одним из осложне­ний хорионбиопсии является относи­тельно высокая частота спонтанных абортов выкидышей. Общие потери плода после хорионбиопсии в среднем составляют 2,5-3%, а в некоторых слу­чаях и выше, что ограничивает приме­нение этого метода. Каких-либо нару­шений плаценты, роста плода, появле­ний пороков развития и увеличения перинатальной смертности после хо­рионбиопсии не отмечается. Однако, существуют данные, что ранняя хори-онбиопсия может вызывать таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания врожденные апмутации конечнос­тей редукционные пороки. По этой причине в последнее время хорионбиопсию не рекомендуется проводить ра­нее 8-й недели, а плацентобиопсию — 12-й недели беременности. Амниоцентез Это — прокол плодного пузыря для взятия 8-10 мл околоплодной жидко­сти с находящимися в ней слущенными клетками амниона и плода. По­следние являются основным субстра­том для цитологических и биохими­ческих исследований. Этот метод яв­ляется наиболее распространенным и доступным. Проводится на 15-18-й неделе беременности. Риск осложне­ния ее течения незначителен 0,2%. Амниоцентез делают чрезбрюшинно под контролем УЗИ, чтобы не повре­дить плаценту. Чрезвлагалищный амниоцентез применяется редко. С помощью этого метода диагности­руют многие хромосомные нарушения, болезни, сцепленные с полом, болезни обмена веществ болезнь Тея-Сакса, мукополисахаридозы, гликогенозы, фенилкетонурия и др. Кордоцентез В этом случае берутся образцы крови лейкоциты из пуповинных сосудов плода, для цитогенетического, молекулярно-генетического и би­охимического анализов крови. Кровь более удобна для исследования, чем клетки амниотической жидкости, т. Кордоцентез проводится под кон­тролем УЗИ на 18-22-й неделе бере­менности рис. Его используют для диагностики хромосомных болез­ней, таких, как: гемоглобинопатии, энзимопатии, различные иммунодефицитные аномалии, синдром фрагильной ломкой Х-хромосомы и др. Фетоскопия Данный метод основан на прямом рассмотрении плода через специаль­ный прибор — фетоскоп тонкий эла­стичный зонд со специальной опти­ческой системой. Зонд вводится в плоскость амниона через брюшную систему. Проводится на 18-23-й неде­ле беременности. Фетоскопия ис­пользуется редко и только при осо­бых показаниях, поскольку вхожде­ние зонда в амниотическую жидкость может вызвать осложнение беременности. Выкидыши отмечаются в 7-8% случаев фетоскопии. Проще и безо­паснее использовать УЗИ, способное выявить большинство пороков разви­тия. Методы пренатальной диагности­ки постоянно совершенствуются и все шире применяются в профилак­тике наследственных заболеваний. Дальнейшее совершенствование и расширение применения этих мето­дов — одна из задач современной ме­дицинской генетики. Это связано, прежде всего, с последними достижениями медико-биологических наук, кото­рые способствуют все более тонкой клинической дифференциации различных форм умственной отсталости у детей. Понятие об умственной отсталости является достаточно обобщенным, включающим стойкие нарушения интеллекта, т. Сре­ди клинических форм умственной отсталости выделяют олигофрению и деменцию. Олигофрения включает несколько групп стойких таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания нарушений, обусловленных внутриутробным недоразвитием головного мозга или стойким нарушением его на первом году жизни. Олигофрения представляет собой проявле­ния ранней дизонтогении головного мозга с преимущественным недоразвитием более поздно формирующихся мозговых струк­тур, и, прежде всего, лобной коры головного мозга. Основными клиническими признаками таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания являются: преобладание тотальной интеллектуальной недостаточнос­ти со своеобразной иерархией интеллектуального дефекта, т. Стра­дают все функции отвлечения и обобщения, нарушаются компоненты психической активности, связан­ные с аналитико-синтетической деятельностью мозга. В эмоционально-волевой сфере это проявляется в недоразвитии сложных эмоций и произвольных форм поведения. Интеллектуальный дефект отличается стойкостью и при тяжелых формах диагностируется уже на первом году таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания. При олигофрении выделяют три таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания умственного недо­развития: дебильностъ, имбецильность идиотию. Деменция представляет собой распад более или менее сфор­мированных интеллектуальных функций, т. В раннем возрасте разграничение деменции и олигофрении представляет большие сложности. Это связано с тем, что лю­бое заболевание или таблицы эмпирического риска мультифакториального заболевания мозга, приводящее к утрате ранее приобретенных навыков и распаду сформированных интеллектуальных функций, обязательно сопровождается от­ставанием психического развития в целом. Поэтому в раннем возрасте часто трудно разграничить приобретенную и врож­денную интеллектуальную недостаточность. В связи с этим приобретенный интеллектуальный дефект, связанный с про­грессирующими органическими заболеваниями мозга, с эпилепсией, шизофренией, начавшимися в первые годы жиз­ни ребенка, имеет сложную структуру, включающую как отдельные черты деменции, так и олигофрении. При преобла­дании последних говорят об олигофреноподобных состояниях.


СТОЛ ЗАКАЗОВ: